Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:56 

"В конце круга" Глава 2, часть вторая

Girdle of Melian
всегда знала - что так будет, но не знала - что будет так ... / ДЗИСЭЙ НА ГРАБЛЯХ ...
Планета Хайдон-4

Над ними возвышались хрустальные дворцы и прозрачные шпили, белоснежные вычурные особняки и платформы дымчато-синего стекла, сказочные галереи и минареты, величественные колонны, купола и воздушные башни.

Над ними были отливающие металлом равнины по триста миль шириной, отполированные до зеркального блеска идиллические пейзажи с озерами цвета морской волны, золотые небеса, в которых парили аэропланы, дирижабли и гигантские ковры-самолеты.

Волшебный мир, где дни были безмятежны, а ночи тихи, где обитали странные и причудливые создания, и где таились существа в одеждах с высоким воротом, чья беззвучная речь была легкой, как мысль, принесенная ветром.

Под ними же... Под ними находилось то, что создавало мир иллюзий наверху: крайне сложный механизм размером с планету, рождённый непостижимым разумом гения, что оставил свой след на половине дальних миров Четвертого Квадранта. Древние сказания и легенды хранили память о нем, но изображения в храмовых башнях лишь скрывали его истинную сущность.

Сам ли таинственный гений назвал своим именем механический артефакт, или же кто-то сделал это за него - неизвестно, но очевидно было, что сама квинтэссенция этого духа воздвиглась в шпилях, куполах и отразилась в искусственных озерах.

А где-то посередине, в бесконечно огромном зале - там, где они были заперты - находились узлы связи и инфо-сети, материальное воплощение контакта с "Сознанием"; место, предназначенное Хайдоном для наблюдения за интеллектуальной деятельностью механизма.

Так что это пространство не принадлежало ни верхнему, ни нижнему миру, но было центром, где творец отделяется от сотворенного - священным местом, воистину срединным, замершим между небом и землей. Ибо где еще можно познать собственную меру вещей?

Экседор прервал свои мистические размышления еще до того, как почувствовал мягкое вторжение мысленного послания Вейдта. Вот до чего доводит общение с людьми и гаруданцами, сказал он себе - до метафизических вопросов, начинающихся с "почему".

Как же далеко он ушел от управляемой и целенаправленной природы Императивы! Сейчас он чувствовал, что находится от нее так же далеко, как его реструктурированное физическое "я" - от генетических чанов, где он был создан. Нормализован как по размеру, так и по виду, избавлен от потребности завоевывать и повиноваться без вопросов. Склонен к метафизическим размышлениям. Как это не по-зентредиански, в самом деле! Уж Большой Бретей поиздевался бы над ним!

"Еще мгновение, и запрошенные корреляции будут доступны", услышал Экседор послание Вейдта от колонки с цифрами.

Экседор развернулся в кресле, чтобы увидеть лишенную конечностей фигуру хайдонита, его партнёра последних лет. Ответ сам возник на кончике языка, хотя необходимости говорить не было. От старой привычки избавиться трудно...
- Я, кхм...
Вейдт застыл в полуобороте. Можно было подумать, что он улыбается.
"Я хорошо знаю, что вы довольны моей работой, Лорд Экседор. Понимаете, ваши слова - как эхо - ненужная избыточность".

Экседор одарил его искренней улыбкой – ее было так же трудно подавить, как и саму привычку отвечать. Сейчас они подошли близко - насколько вообще могли - к подшучиванию или спору, Экседор так и не понял, чем именно это было. Лицо Вейдта уже вернуло себе привычную конфигурацию, которую можно было назвать пустой. Невыразительной, как будто у недоделанного манекена, как бросил когда-то в присутствии Экседора один из техработников с СДФ-3.

"Невыразительный, да", пришло послание от Вейдта, "но вряд ли недоделанный". Ранее Экседор счел бы посекундное сканирование мыслей несколько нервирующим, но тревоги и опасения давно остались в прошлом. Было просто логично держать свой мозг открытым для Вейдта - хотя бы для того, чтобы ускорить разгадку космических головоломок, которые кто-то счел нужным подкинуть им.

И они были сбиты с толку, едва начав формулировать эти задачки.

СДФ-3 отсутствовала, не просто исчезла в гиперпространстве, но испарилась из Квадранта. Корабль не вышел из свертывания в известном космосе, и не попал в ловушку в корневой системе гипердомена. "Сознание" Хайдона- IV уже сообщило им об этом. Но чего искусственный разум не мог сказать, так это где находится корабль и существует ли он вообще. СДФ-3 просто перестала быть. Это могло произойти по тысяче причин, но не было ни одного признака, что крепость столкнулась с одной из них.

Само исчезновение корабля совпало с пробуждением мириад дремлющих компонентов компьютера, и Экседор поначалу заподозрил планетный артефакт в том, что он так или иначе причастен к произошедшему. Дальнейшие исследования, однако, привели его к выводу, что "Сознание" откликнулось таким образом вовсе не на то, что случилось с СДФ-3 - но на некое совпавшее по времени событие в противоположной части Квадранта: по пространственно-временной кривой, которая вела к Земле.

Что-то, возникшее там, послало импульс сквозь ткань континуума, а местом назначения, по всей видимости, был далекий погибший гигант, известный Тирезианцам как звезда Ранаац.

"Хайдон - он вернулся в наш мир!", пришло в тот момент от Вейдта, и начинающий астрофизик, каким был тогда Экседор, понял его буквально. Но хайдониты не всегда выражаются буквально, и посему это выражение наилучшим образом переводилось на земной язык фразой "Да будь я проклят"…

Той самой фразой, которую произнес Экседор позже, когда новость об уходе инвидов с Земли наконец достигла Хайдон-IV - это было несколько месяцев назад, если считать по земному времени. С тех пор "Сознание" стабильно выдавало поток математических расчетов и загадочных сводок данных, беседуя само с собой на недоступном для Экседора информационном уровне.

Вейдт же успешно подслушивал внутренний диалог "Сознания" и выманивал у него голографические и световые шоу, а иногда и словесные сообщения, причем на беглом тирезианском (языке межпланетного общения).

Но все это не могло помочь Экседору в поиске пропавшего флагмана. Зентреди мог бы с ностальгической улыбкой вспомнить первую крепость Зора, СДФ-1. Её-то он некогда сумел обнаружить - почти случайно, но едва ли после этого стал экспертом.

Кабэлл обещал, что вырвется с Тирезии, чтобы вместе с ними закидывать вопросами "Сознание", но Экседор подозревал, что закодированные излияния машины окажутся не по зубам даже самому мастеру.

Им нужен был Эмиль Ланг или клон Зора, Рэм, без которых не удалось бы воссоздать матрицу Протокультуры и обеспечить топливом флот РЭФ. Им нужен был мозговой штурм объединенных роботехников СДФ-3. А больше всего им нужен сам Хайдон.
"В точности моя мысль, Лорд Экседор".
Зентреди усмехнулся про себя. "Да, Вейдт. У землян есть поговорка, "человек предполагает, а Господь располагает".

И в этот момент зал начал вибрировать.

Само по себе это не было чем-то необычным. На самом деле, за те пять лет, что Экседор провел в этом мире, он был свидетелем вибраций столь сильных, что гремели металлические стены и диски данных с грохотом вылетали из гнезд. Но на этот раз трясло сильнее, чем когда-либо ранее.

"Еще одна чистка атмосферы?"- с дрожью в голосе спросил Зентреди. "Смена сезонов? Внутренний ремонт, поднятие нового озера или перекрытие потока, ответь же мне!"

Вейдт скользнул обратно к своему терминалу, по его плащу с высоким воротом, как по экрану, побежали проекции диаграмм - головокружительный танец вспыхивающих букв, цифр и абстрактных символов.

"Может, это вторжение?" - продолжал Экседор. Его короткопалые руки прыгали на скачущих печатных листах, как на доске для спиритических сеансов. "Неопознанный корабль..."

"Я слышал тебя", - передал Вейдт, как будто укольнул. "Это всё не то. Тут что-то новое, невиданное".

Экседор прекратил тщетные попытки удержать свои бумаги, и не без труда повернулся к мигающим банкам данным "Сознания", в то время как рулоны и карты со стуком падали ему под ноги. Информационный поток был настолько плотным, что это вызывало желание употребить лист инвидов, ощутимое почти как зуд.

"Что это, Вейдт?" - Экседор не мог сдержать тревогу в голосе. В трехмерном поле проектора Хайдон-IV парил в глубоком космосе, как пестрый мяч в замедленном движении. "Вейдт?" - повторил он.

"Первичная активация началась", - передал хайдонит с необычной отстранённостью. "Атмосферная целостность является постоянной на данный момент. Поверхностные повреждения, по прогнозам, в пределах принятых параметров. Число случайных жертв, как ожидается, не превысит тысячу".

"Жертвы?" - пробормотал Экседор, поднявшись на трясущихся ногах и выпучив глаза. Взгляд его метался между Вейдтом и полем проектора.

Вейдт повернулся к нему лицом. Центр его гладкого лба пульсировал ярким фиолетовым светом. "Все сошлось в одной точке. Событие произошло. Хвала Хайдону".

Осторожнее, Экседор, не принимай слишком буквально, напомнил он себе. "Хвала Хайдону" может означать что угодно. "Событие?" осторожно спросил он.

Вейдт кивнул. "Хайдон-IV покидает орбиту. Вскоре мы окончательно уйдем из системы Бриздзики".

Экседор открыл рот. Хайдон, пробормотал он. Он вернулся в наш мир.

@темы: В конце круга

Комментарии
2014-04-01 в 07:04 

Мэлис Крэш
Да кому оно нужно, это бессмертие! ##### Я - гетеросенсуал. Других понимаю, себя - нет. ##### Фикрайтеры всех стран, объединяйтесь! Спасем героев от садистов-авторов!#####Я не Кенни! Я Эникентий Мидихлорианович!
спасибо за продолжение

2014-04-01 в 10:14 

iezekiil
Важнейшим из искусств для нас является окклюменция
Мэлис Крэш, :hi2:
Мы не останавливаемся, просто иногда подтормаживаем... Оставайтесь на линии))

   

untold stories

главная