02:11 

"В конце круга", глава 4.

iezekiil
Важнейшим из искусств для нас является окклюменция
"Да, совершенно верно. У мамы действительно имелось особое выражение лица для каждого события. Но я вам сейчас скажу, чего не говорила до этого никому: самое странное выражение у нее было припасено на случай упоминания Скотта Бернарда. Серьезно. Я очень долго была уверена, что между ними было что-то такое. Но однажды мама рассказала мне, как Скотт заезжал к ним, когда искал Марлен. И пока она рассказывала, на ее лице было это самое выражение. И я внезапно поняла, что оно значит: вовсе не "то, что-могло-бы-быть", но "то, чему-лучше-бы-вообще-не-бывать").
Мария Бартли-Рэнд, чьи слова цитирует Занду Рим в своей книге "Чужой в своем доме: биография Скотта Бернарда"


Драндулет чиркнул шасси по еще гладкому бетонному покрытию заброшенного Южного шоссе. Скотт облегченно вздохнул. Срочность задания, да и обычная волокита помешали ему раздобыть старый добрый СВВП*, не говоря уже об Альфе, так что пришлось удовлетвориться сорокалетним турбовентилятором. Этот гражданский самолет на пять пассажиров сотрудники Джи-4, должно быть, реквизировали из музея довоенных времен. С него вытерли пыль и поменяли шины, но кокпит** видывал и лучшие дни, да и приборы давно устарели. Труднее всего Скотту было подавить мехаморфорзные мысли. Впрочем, толку-то: эта штука даже не была оборудована шлемом с нейро-интерфейсом!

Хотя у Скотта были и другие серьезные основания лететь на гражданском самолете и не выдавать свою принадлежность к военным. Земля, особенно Южное полушарие, стала не лучшим местом для солдат.

Со времен так называемого падения Рефлекторного центра, когда инвиды покинули свои улья, сады Цветов жизни и лагеря военнопленных, род людской вновь пришел в движение. Люди в буквальном смысле выползали из нор, где прятались от инвидов. Десятки тысяч, многие из которых провели последние годы в местах для интернированных на территории бывшей Канады. Они покидали разоренные Северные земли. На юг, в Бразилию, их вели слухи об успешном восстановлении этих территорий и надежда, что Объединенное правительство Земли восстанет из пепла бывшего командования "Южного Креста". Тысячи людей устремились по колеям и ухабам трижды разгромленного мира в поисках затерявшихся друзей и любимых, другие же направили все свои силы на месть шпионам, предателям и тем, кто богател во время оккупации.

Военные любых армий, будь они рядовыми или офицерами, часто становились мишенью общего гнева и жажды крови. Особенно те несчастные, которые мнили себя повстанцами или партизанами. Считалось доказанным фактом, что повстанческое движение принесло больше вреда, чем пользы; что сомнительные победы над горсткой Штурмовиков или Клешней приводили лишь к ответной жестокости инвидов и еще большим жертвам; и что Реджис покинула планету в поисках новых охотничьих угодий, а вовсе не потому, что была кем-то изгнана. Как следствие, к РЭФ на Земле отнеслись не как к долгожданным освободителям, но как к очередным захватчикам – банде головорезов, которая хочет восстановить свою власть после пятнадцати лет отсутствия.

Учитывая все эти обстоятельства, Скотту только и оставалось, что радоваться этому маленькому мирному самолетику и неброской штатской одежде.

Упоминание о сестричках – симул-агентах инвидов вновь привело его в лапы разведслужб РЭФ, и еще пару недель его память исследовали вдоль и поперек. В конце концов его инквизиторы все-таки были вынуждены признать, что Скотт понятия не имел, где находится сейчас Марлен – и что больше всего шансов найти ее было у него самого. Он согласился искать – при условии, что ему дадут возможность действовать самостоятельно.

В Джи-2 приняли его условия, не сомневаясь, что без проблем приставят к полковнику отряд агентов. Однако кто-то сообщил об этом Винсу Гранту, и он наложил вето на операцию еще до того, как первый из агентов получил задание. Тем временем на Земле Скотт уже опрашивал мигрантов, подкупал местные власти и торговался со спекулянтами в поисках любой весточки о шести своих бывших товарищах, включая Лансера и Марлен. Он сосредоточил усилия на поисках Рэнда, который несколько месяцев назад на прощальном концерте Желтой Танцовщицы упомянул, что собирается поселиться в предместьях Норристауна и писать мемуары.

Почти неделя ушла на поиски, прежде чем Скотт нашел хоть какую-то зацепку. Она и привела его игрушечный самолетик в Шочиль, индейское поселение в самом сердце Южных земель неподалеку от дороги, по которой они с отрядом когда-то пробирались к Тренчтауну.

Толпа городских оборванцев уже окружила самолет, когда Скотт откинул фонарь кабины и вылез наружу. Он выдал им все, что знал о текущем положении дел на Северном побережье – в обмен на информацию о Рэнде, и за пять сотен Новых купонов (и обещание заплатить больше по возвращении из города) нанял парочку местных, щеголявших армейскими стволами начала века, чтобы присмотрели за его самолетом.

Спустя двадцать минут Скотт свернул с широкой грунтовки, что была главной улицей Шочиля, на узкую аллею, и услышал раскатистый звук двигателя, работавшего на ископаемом топливе.

Рядом с мото-тарахтелкой стояла Рук Бартли. Правой рукой она крутила ручку газа, в то время как левой закручивала в хвост свои длинные золотистые волосы. Глядя на нее, Скотт впервые за несколько недель искренне улыбнулся.

Рук была одета в комбинезон механика, на спине и закатанных рукавах красовались нашивки с мото-брендами. Она прибавила в весе несколько фунтов с тех пор, как они в последний раз виделись. Руки и одна щека были черными от сажи и машинного масла. Скотт подождал, пока рычание байка стихнет, и окликнул ее.

Стереоколонки разрывались от чьего-то исполнения "Look Up" в стиле хэви-метал. Эта песня стала чем-то вроде гимна Юга, примерно как "We Will Win" Линн Минмей во времена Первой войны Роботека.
Рук обернулась, вздрогнув, и недоверчиво пялилась на него добрых десять секунд, прежде чем улыбка появилась на ее веснушчатом лице.
– Вот это да! или я перетрудилась, или это сам Скотт Бернард к нам пожаловал!

– Привет, Рук, – заорал Скотт, пытаясь перекричать звук музыки и холостой шум мотора.
Она покачала головой, будто все еще не веря глазам, вытерла руки куском ветоши и шагнула к нему – обняла, легонько поцеловала в губы и ткнула кулаком в плечо.
– Я думала, ты улетел искать своих друзей-военных. Прикидывала, что ты уже должен быть на полпути к Тайролу, – голубые глаза Рук бегло осмотрели его. – А смотри-ка ты! Что, твои пришельцы выгнали тебя пинком под зад обратно в реальный мир, или как?
– Хорошо выглядишь, – ответил Скотт, широко улыбаясь.
Рук отошла на шаг и растянула штанины комбинезона, будто подол юбки, изображая реверанс.
– Ха, ты правда так думаешь?
Скотт кивнул.
– Наверное, ты сейчас лучше питаешься.
Рук засмеялась.
– И правда, Скотт, Трудно не заметить. На самом деле, я беременна.
– Беременна? Бо-о-оже, я думал..
– Шесть месяцев, – сказала она. – Она будет Девой, если я правильно все рассчитала. Но тогда, пожалуй, пора сменить знаки зодиака, как ты думаешь?
– Она? – спросил Скотт.
Рук расплылась в улыбке.
– Считай это женской интуицией. Рэнд сомневается, конечно, но я уже и имя подобрала – Мария. Мария Бартли. Как тебе?
Скотт поразмыслил и кивнул.
– Мне нравится, как это звучит. Так это все ваше? – спросил он после паузы.
Под лампами, запитанными от генератора, стояло с десяток байков, отчасти восстановленных. Где-то с дюжину моторов лежали на плитах, колеса со спицами свисали с балок, ржавые рамы и запчасти валялись грудами по углам, либо загромождали поверхности массивных деревянных верстаков. В воздухе воняло растворителем и выхлопными газами.
– Когда-нибудь будет, – сказала Рук, оглядевшись. – Пока я здесь только помощник. – Она потерла живот. – Нужно кормить семью.
– Почему вы выбрали это место?
Рук подергала себя за нижнюю губу.
– Тренчтаун, вот в чем дело.
Скотт начал припоминать что-то о враждующих байкерских группировках из прошлой жизни Рук – "Обдолбанные ангелы" и "Кровавые змеи", что-то такое ...
– Твоя семья там, да?
– Мама и сестра. Подумываю о том, чтобы как-нибудь наладить отношения.
Скотт ухмыльнулся.
– А что насчет Рэнда?
Рук скривила губы:
– Ты имеешь в виду нашего Великого Обозревателя? – Она ткнула пальцем куда-то за плечо. – Мы нашли жилье в двух шагах от города. Он только и делает, что строчит – утром, днем и ночью. Как будто его писанину кто-то будет читать.
– Ты сама читала?
– Ну да, – сказала она, вновь направляясь к мотоциклу, над которым трудилась . – И на самом деле, оно не так уж плохо. Конечно, мне приходится поправлять его то и дело. Послушать его, так он всю войну выиграл в одиночку.
На мгновение Рук замолчала.
– Так зачем ты сюда пришел, Скотт? Сомневаюсь, что ты случайно забрел в наши края.
– Нет, Рук, – признался Скотт. – Я ищу Марлен.
Рук оценивающе взглянула на него.
– Говоря о налаживании отношений... Стоит ожидать воссоединения, коллега? Планируешь продавать билеты, или как?
Скотт подвигал челюстью.
– Ты что-то слышала о ней, Рук?
Рук газанула, байк пустил облачко белого дыма.
– Думаю, тебе лучше спросить у Рэнда, одинокий солдат***. Я не хочу в это влезать.

***
Скотт успел заметить, что Рэнд приложил руки к той обветшавшей деревянной хибаре, которую они с Рук называли своим домом. И хотя снаружи она выглядела убого, две большие комнаты внутри были вполне уютны, пусть и обставлены по-спартански, как того требовала практичная натура Рэнда. Приметил Скотт и маленькие блокноты, сваленные кучей на письменном столе, – это их Рэнд берег больше жизни всю дорогу к Рефлекторному центру.

– Вот, держи, – сказал Рэнд, протягивая ему большую кружку домашнего пива и придвигая табуретку поближе. – Я разливал, когда мы только сюда переехали.
К этому времени Рэнд уже успел рассказать, как после отлета Скотта Рук окрутила какого-то пилота из РЭФ, чтобы тот подкинул их на Альфе до Норристауна.

– Забавно, я как раз думал о тебе, – продолжал Рэнд, – перечитывал, что написал в тот день, когда мы с тобой познакомились. Тогда я еще спас твою задницу от трех синих****.
Скотт едва не поперхнулся пивом.
– Ты спас мою... – он вытер губы рукавом и решил, что не будет спорить из-за пустяков. – Ну да, ну да … припоминаю.
– Да, было же время... – задумчиво протянул Рэнд, покачав нечесаной копной рыжих волос. – Вечно в пути – пробавлялись чем могли, спасались как умели, – он поднял глаза на Скотта. – Собираюсь назвать книгу "Мысли на бегу".
– То есть ты тоже придумал имя заранее?
Густые брови Рэнда приподнялись.
– Так Рук уже разболтала? И ту хрень про свою интуицию, и что родится девочка?
– Мария, она так сказала.
– Я на это не поставил бы и рваной купилки, – Рэнд сделал глоток, – но кто бы у нас не родился, я постараюсь, чтобы мой ребенок научился ценить книги, кино и образование.
Он махнул рукой в сторону письменного стола:
– Может, она даже писателем станет, как папа.
– Ты сказал "она", – заметил Скотт.
Они оба расхохотались. Но когда Скотт упомянул Марлен, лицо Рэнда вмиг посерьезнело.
– Чего ты хочешь от нее? – спросил он.
– Мне просто нужно с ней поговорить, – ответил Скотт. - Это всё, что я сейчас тебе могу сказать.
– Ага, и про то, почему почти все Циклоны перестали работать, не расскажешь? Безработные охотники за протокультурой бродят здесь толпами, амиго.
– Прости, Рэнд, – сказал Скотт, – мы и сами ничего не знаем.
Рэнд усмехнулся.
– Все тот же стойкий партизан. Вы что там в своей конторе, допрашивать ее собираетесь?
Скотт вскочил на ноги.
– Ты что, думаешь, мне легко? Ты думаешь, я этого хочу? Да я смотрю на нее и вижу Марлен, которую я любил! Я смотрю на нее и думаю о том, что с нами сделали инвиды…
Рэнд закатил глаза:
– О, ради всего святого...
– Реджис хотела уничтожить нас, Рэнд, – сердито сказал Скотт. – Ты забыл об этом? Цветы им всем башню сорвали. Если бы флот не вернулся, мы бы все были мертвы...
Рэнд тоже поднялся.
– О да, а если бы Реджис тогда не вышла из игры, твой драгоценный флот, – он ткнул пальцем в потолок, – твой флот спалил бы нас всех к чертям!
– А по твоему, лучше, чтобы Земля досталась инвидам?
– По мне, и то и другое хуже... Но я не вижу, чем может помочь Марлен, если ее снова во все это втянуть. Она живет нормальной жизнью, Скотт. Оставьте ее в покое.
– Где она, Рэнд? – продолжал настаивать Скотт. – Может быть, она знает, где мои друзья...
Рэнд с удивлением посмотрел на него:
– СДФ-3? С чего ты взял?
Скотт выдохнул:
– Корабль не вынырнул из гиперпространства. Кстати, он исчез в тот самый момент, когда инвиды покинули Землю.
– И что вы там надумали?
– Что они могли оказаться где-то в одном месте, – Скотт встретил взгляд Рэнда. – Возможно, что Марлен все еще держит связь с Реджис. Вот почему мне нужно поговорить с ней, Рэнд.
Они стояли друг напротив друга. Наконец, тот, кто был меньше ростом, покачал головой.
– Я себя чувствую, как в той поговорке, между молотом и наковальней…
– Просто скажи, где она, Рэнд.
Рэнд сделал долгий глоток из своей кружки.
– С Ланком и Энни. Они сейчас в Рока Негра.
Скотт попытался вспомнить, где это.
– Помнишь книжку, которую Ланк хотел передать Альфреду Нэйдеру?
– Конечно же, – сказал Скотт, внезапно сообразив.
– Там ты их и найдешь.
– Спасибо, Рэнд.
Рэнд неохотно пожал протянутую руку.
– Скажу тебе одно, Скотт, – сказал он, когда они снова уселись. – Ланк не будет с тобой любезничать, как я.


*СВВП - самолёт вертикального взлёта и посадки.
**кокпит - кабина пилота
*** Рук, вероятно, цитирует песню Лансера (Желтой Танцовщицы) "Lonely soldier-boy".
****Рэнд имеет в виду инвидов (по цвету их скафандров).


@темы: В конце круга

Комментарии
2014-09-10 в 10:18 

Большое спасибо за проделанный труд!
Обновлений перевода давно не было - будете продолжать?

URL
2014-09-13 в 02:39 

iezekiil
Важнейшим из искусств для нас является окклюменция
Будем! и уже делаем. оставайтесь на линии...

2015-12-15 в 00:36 

Ребята, я понимаю, что все, видимо, заглохло. Но, пожалуйста, доделайте перевод!!!!!!!

URL
     

untold stories

главная